Воттоваара - Svart Photo

Воттоваара

Поделиться:

Прошло несколько тысячелетий. Мистическая мощь горы по-прежнему вызывала трепет и восхищение. Лишь один раз в году шаман вел мужчин своего рода туда, к вершине, где творилось великое таинство.

img_9460

Все было не просто в эти редких, но жизненно важных походах туда — к Мировой Горе. Лесной житель нес в свои таежные Дельфы тяжелой племенной вопрос или семейную просьбу-надежду.

Клубок запутанных табу, шепотом рассказанных строгим ведуном тяготил, пугал, обволакивал, особенно ночами, после непривычно молчаливых переходов. Тяжкий сон-забытье под рокот желтодонной таежной речушки в веже из лохматого лапника.

img_8747

И вот последнее сырое утро перед шагом туда. Так и не спавший старик ведет мужчин через слабый дым вчерашнего костра в белый морок утреннего тумана. Тишина, шуршание сухого мха под ногами. Потная ладонь ощущает через мягкую кожу мешочка на поясе спасительную выпуклость амулета — костяного человечка с копытцами. Жутко, но нельзя выйти из незримо спаянной цепочки родичей.

Подъем по незаметно повышающемуся склону извилист и напряженно долог. Между скальных выходов неожиданно возникают мелкие озерца с чистой, мягкой водой. В жаркое время они часто пересыхают, но сейчас, после недели моросящих дождей, полны влагой.

То и дело все останавливаются.

Старик, глухо бормоча, отходит к обтекаемому валуну-монолиту и, не доходя нескольких шагов, бросает бордово-темный кусок мяса из раскрашенной торбы, стараясь попасть в щель между камнем и землей.

img_7566

Он возвращается, и все снова идут, огибая причудливые извилистые сосны с подвешенными полосками выцветших кожаных лоскутков. Тут и там высятся валуны с ровными разломами от небесных разрубающих ударов. Они пусты — рассерженные духи покинули их.

img_8707

Вот и вершина.

Непривычно далекий вид вокруг.

Свист в ушах от резких порывов ветра.

Капли далекого озерного металла разрежают зелень бесконечного леса. И дальше, через скальный распадок с крутым задернованным склоном — к главному Капищу.

Старик, не замедляя движения, беспрерывно и уже в полный голос выкрикивает что-то, уносимое ветром. На краю провала — валун на маленьких камнях «ножках». На нем и перед ним, создавая магический круг, лежат белые оленьи черепа с рогами и сосновые сучья, с трепещущими на ветру привязанными лоскутками потрескавшейся кожи. Рядом деревянный покрытый трещинами многоликий идол, смотрящий на восток.

img_8632

Спешки нет. Изредка толкаемое вперед ударами упругого ветра, время замерло. С подветренной стороны у входа тлеет костер. Все ждут.

Прошлого больше нет. Есть настоящее, сконцентрированное в мечущейся в круге фигуре поющего шамана. На него устремлены полные надежды взгляды. Из полураскрытых ртов непроизвольно вырываются не слова, а ритм — как помощь посланцу семьи туда, где все так ужасно просто: гой-гой-гой.

Хаос танца на вскрике оборван падением обмякшего тела. Оно будет долго лежать недвижно за омытой дождями мертвенно белой жертвенной оградой, пока душа будет идти по извилистому и страшному пути в Нижний Мир.

Путь назад, к озеру, непрост: не сразу удается вырваться из объятий леса и лабиринта изгибов между скал. Нойд уже очнулся, и через качающиеся сосновые ветки видно, как он бросает рога из старых приношений, нож и задушенную собаку в прямоугольный скальный колодец с ровными отвесными стенками — сход в перевернутую тайгу мертвых.

Теперь мужчинам можно встать и сходить к каменному дому предка. Руки просительно втирают в шершавый серый камень и бледно-зеленый лишайник лосиную кровь и жир. Запах мертвой плоти смешивается с тягучим дурманом плавящейся под солнцем сосновой смолы. Здесь можно сказать в голос все, что просили передать женщины, и сложить груз всего, о чем думал сам, пока молча шел, поднимаясь в гору. В мешочке на поясе, рядом с амулетом, лежат два белых камешка, вынутых из-под «сейда» — себе и болеющей жене.

На верховом болоте, издали похожем на луг с волнами сочной зелени, у чаши ледяного родника, питающего безымянное озеро с каменными берегами, люди разделяются. Шаман, чувствующий уменьшение к старости колдовской силы, с будущим преемником в таинстве идут на север. Там они будут ждать заката. И в час, когда камни-сейды начнут отрываться от своих скальных возвышений, с помощью духа птицы через вялый дым маленького костерка попытаются найти вход теперь уже в Верхний Мир.

 

Текст: Священные камни Гипербореи. — Петрозаводск: Ларионов В.В., 2005.

Поделиться:

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо за заявку! Мы обязательно с Вами свяжемся.

Top